Меню Рубрики

Личные местоимения в башкирском языке

ЛИЧНЫЕ МЕСТОИМЕНИЯ В БАШКИРСКОМ И АЛТАЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Р.Р. Гималетдинова

студент 3 курса ФФБ БГПУ им.М.Акмуллы, г.Уфа

Научный руководитель: А.М.Азнабаев

кандидат пед.наук, профессор БГПУ им.М.Акмуллы, г.Уфа

Сравнительно-историческое изучение родственных тюркских языков приобретает в настоящее время все большее значение. Это объясняется тем, что родственные языки, произошедшие от одного языка основы (праязыка), имеют в своем грамматическом строе много общего, несмотря на кажущиеся различия. Это мы увидим на примере исторического развития личных местоимений в башкирском и алтайском языках.

Башкирский язык относят к кыпчакской, а алтайский (ойротский) – к восточной группе тюркских языков. Сравним их личные местоимения в башкирском языке: мин (я), һин (ты), ул (он), беҙ (мы), һеҙ (вы), улар (в диалектах алар) (они); в алтайском (ойротском): мен (я), сен (ты), ол (он), бис // бистер (мы), слер//слерлер (вы), олор (они). На первый взгляд, они значительно отличаются друг от друга, но имеют одну историческую основу. Поскольку тюркские языки образовались от одного общего древнеалтайского языка, а личные местоимения в этом праязыке имели только краткую форму би (я), си (ты), о (у) (он), о чем говорит тот факт, что они сохранились в монгольских и тунгусо-маньчжурских языках: калмыкск. би (я), чи (ты); эвенкийск. би (я), си (ты) [1, с. 32].

В древнетюрском языке эти личные местоимения усложнились: С.Е. Малов и Ж.Г.Кейекбаев записали их в виде бäн, сäн. Следовательно, звук ä в башкирском языке перешел в звук и, а в алтайском (ойротском) –е(э) (мин-мен,һин-сен һ.б.). В древнеалтайском языке местоимение 3-го лица единственного числа был в форме о. В азербайджанском, гагаузском, кумыкском языках сохранилась древняя форма этого местоимения (о). Данное местоимение в древнетюрском языке имело уже форму ол, в древнеалтайском языке –л считался показателем неопределенности и множественности. Личные местоимения 1-го и 2-го лица образовались путем присоединения к основе показателя определенности – н: би+н, си+н, так как по семантике они считаются более определенными (участвуют в разговоре), а местоимение 3-го лица неопределенным (не учавствует в разговоре). Почему личные местоимения в тюрских языках усложнились? Во-первых, все местоимения в древнеалтайском языке имели общее, широкое значение. Например, древнее местоимение ни, имевшее широкое значение, в современном башкирском языке функционирует в роли союза: Ни әйтмәй, ни килмәй. В тюрских языках местоимение ни приняло значение что, а в эвенкийском, орочском, удэгейском языках – значение кто [8, с. 76; 116; 221], что говорит о неопределенности его значения в древнем праязыке. Во-вторых, тюрские племена после выделения от древнеалтайского языка, начав самостоятельно развиваться, быстро построили свое сильное государство, создали свою культуру, письменность. Например, казахский языковед профессор Г.Айдаров написал: «тюрки, как и другие народы мира, имеют свою древнюю культуру и чрезвычайно интересную историю. На исторической арене они известны приблизительно с середины VI в. н.э. Тюрки создали свою великую державу длинным копьем и острым соблем. Богатство их были огромны. » [2, с. 33]. В период таких больших изменений слова, в том числе и местоимения, с широким и абстрактным значением, не могли сохранить свое первоначальное произношение и уточнили свою семантику, приняв показатели определенности и неопределенности.

В башкирском и алтайском (ойротском) языках местоимения 1-го лица множественного числа образовались от би (я) путем присоединения древнего показателя множественности –з: би+з (биз), си+з (сиз) – беҙ, һеҙ; би+з (бис). В конце слова показатель –з в алтайском (ойротском) языке перешел в звук –с. Местоимение 2-го лица в алтайском возникло позднее путем наращения специального морфологического показателя множественного числа аффикса –лар: си+лер – слер, в корне которого звук и в результате потери своего ударения подвергся редукции. Бистер, слерлер (беҙ, һеҙ) являются формами уважительных обращений. А в древнетюрском языке местоимение 3-го лица имело форму ол [7, с. 101]. Древнетюрский звук о в башкирском перешел в у: слова отуз, тоҡуз, ҡобуз приняли в башкирском формы: утыҙ, туғыҙ, ҡумыҙ. Причину такого перехода звуков объяснил профессор Ж.Г.Кейекбаев [5 с. 64; 65].

Читайте также:  Замените подчеркнутые слова личными местоимениями

В башкирском языке местоимение 3-го лица в литературном языке принял форму улар, однако в диалектах имеет дополнительную форму алар. По теории определенности-неопределенности Ж.Г.Кейекбаева идея неопределенности выражается широкими гласными [4, с. 108], в связи с этим узкое гласное в местоимение ол заменяется широким. Таким образом, возникает форма ал, которая употребляется и сегодня в аргаяшских говорах [6, с. 123]. Под действием плеоназма ал начал постепенно терять свое первоначальное значение множественности, поэтому данное местоимение по мере утраты старых значений каждым предыдущим показателем постепенно наращивался новые древние однофонемные показатели множественности. Таким образом, сначала к нему наращивался показатель неопределенности и множественности –а: ал+а (ала), данное местоимение в неизменном виде сохранился в современном карачаево-балкарском языке (ала «они»), затем общеалтайский показатель множественности -р:ал+а+р. В башкирском литературном языке используется форма улар, однако и форма алар сохранилась в татарском, киргизском, караимском языках. А в алтайском (ойротском) языке местоимение 3-го лица приняло форму олор. То есть, закон сингармонизма действовал в аффиксах множественного значения алтайского языка и диалектах киргизского языка, в остальных же языках он не влиял на местоимения. Такую особенность алтайского (ойротского) языка профессор Ж.Г.Кейекбаев объяснил, используя свою теорию определенности-неопределенности. По этой теории идея неопределенности или множественности выражается широкими гласными, а узкие гласные выражают значение определенности. Поэтому в образовании местоимений олар или улар учавствуют широкие гласные. А в алтайском (ойротском) языке на первый взгляд кажется, что использован узкий гласный (о), однако в этом языке звук о считается широким гласным. По утверждению профессора Ж.Г.Кейекбаева в древнетюрском языке звук о был широким гласным, по своей артикуляции похожим на русский звук о: «В древетюрском языке гласное о, без сомнения, был широким звуком» [5, с. 65]. Профессор Н.А.Баскаков при характеристики звуков алтайского (ойротского) языка также внес звук о в ряд широких гласных [3, с. 507]. Таким образом, использование гласного о в алтайском (ойротском) местоимении олор «они» объясняется тем, что звук о в этом языке является широким, поэтому он участвовал в образовании формы множественного числа местоимения олор.

Своеобразно измение личных местоимений по падежам: мин-ең, у-ның, миң-ә, у-ға (у-ңа), мин-е, ун-ы, мин-ән, ун-ан, мин-дә, ун-да. Сравним их с существительным тин «копейка»: тин-дең, тин-гә, тин-де, тин-дән, тин-дә. Как видим, окончание только местного падежа совпадает с падежным окончаниям имени существительного. То есть, в форме ми-н-д-ә использованы два показателя определенности (-н и -д), во избежение совпадения с окончанием дательно-направительного падежа. Остальные падежные аффиксы «не полные», так как древнеалтайские местоимения би, си, как сказано выше, на древнетюрском языке приняли показатель определенности: би+н, си+н (мин, син). Таким образом, они конкретизировали свое значение. При изменении по падежам к этим местоимениям не могли присоединятся еще дополнительные показатели определенности (как у существительных): мин-ең (тин-дең). А местоимение местоимение 3–го лица о приняло показатель неопределенности-множественности –л, поэтому при изменении по падежам –л выпадает, т.е. он заменяется показателем определенности (-н): ул-у-н-ың, у-ғ-а, у-н-ы.

Падежные формы местоимений 1-го и 2-го лиц в алтайском языке образуются по модели башкирского: мен-иң, мен-и, мен-де, мен-ең, есть различие только в дательно-направительныом падеже: меге//мее//маа. То есть в форме мен-ме-ге использовался древний показатель определенности –г-, а в форме маа узкий гласный (е) заменился широким: мен-ма-ға, в этом языке звук ғ переходит в гласный: маға-маа; меге-мее. Форма маға есть в кумыкском и ногайском языках: маға-саға.

Как мы видим, несмотря на то, что башкирский и алтайский (ойротский) языки относятся к дальнеродственным языкам, имеют общие грамматические признаки. Мы это увидели на примере личных местоимений, что объясняется принадлежностью их к семье тюркских языков.

Читайте также:  Где это местоимение или союз

1. Азнабаев А.М. Историческая грамматика башкирского языка. – Уфа: БГПУ, 2002 – С.32.

2. Айдаров Г. Языки орхонских памятников древнетюрской письменности – Алма-Ата, 1971 – С.33.

3. Баскаков Н.А. Алтайский язык //Языки народов СССР, т.II, Тюрские языки – М.: «Наука», 1966. –С.507.

4. Киекбаев Ж.Г. Введение в урало-алтайское языкознание – Уфа: Башкирское книжное издательсво, 1972 – С.108.

5. Кейекбаев Ж.Г. Башҡорт теленең фонетикаһы – Өфө: Китап, 1958 – 64-65 Б.

6. Максютова Н.Х. Восточный диалект башкирского языка – М.: Наука, 1976. – С.123.

7. Малов С.Е. Памятники древнетюрской письменности Монголии и Киргизии – М.-Л.: 1959. – С.101.

8. Языки народов СССР, т.V, Монгольские, тунгусо-маньчжурские языки – М.: Наука, 1968. – С.76, 116, 221.

Ақтөбе өңірлік мемлекеттік

университеті (Қазақстан, Ақтөбе қ.)

ЖАЛПЫТҮРКІЛІК ТЕРМИНОЛОГИЯЛЫҚ ҚОР ҚҰРУ МӘСЕЛЕСІ

Терминология – үздіксіз дамып келе жатқан ғылым саласы. Қазақ терминологиясын бұрынғыдан да гөрі түпкілікті етіп қалыптастыру, тілдік тұрғыдан түсінік беру, олардың нәтижесін баянды етіп сіңіру мәселесі өте зор маңыз алып отыр. Осыған байланысты бүгінгі таңда үлкен қажеттілікке айналып отырған терминология мәселесі, оның ішінде жалпытүркілік терминологиялық қор құрумәселесі терең зерттеуді қажет етеді.

2012 жылы 16 қарашада Әзірбайжан, Қазақстан, Қырғызстан,Түркия елдері бірігіп құрған Түркі Кеңесі өзінің жанынан жалпытүркілік терминология жұмыстарын үйлестіретін Комитет құрды.

Түркілік терминшілердің тарихи бас қосуында ортақ терминтануды қалыптастыру мен дамытудың негізгі қағидаттары қарастырылды. Мұндағы басты идея түрлі салаларды қамтитын сөздіктер мен әдебиеттер шығару, түркі тілдерінің ішкі әлеуетін терминдену мәселесіне пайдалану жөнінде бірқатар шешім қабылданды.

Термин сөздер – ғылым саласына сәйкес біршама жүйеленген сөздер тобы. Оның Қазан төңкерісінен кейінгі жылдарда ілгерілеуіне біршама үлес қосқан, терминологиялық лексиканы зерттеуде және оның қоғам үшін мәнін, маңызын анықтауда А.А.Реформатскийдің, В.В.Виноградовтың, Н.А.Баскаковтың, В.И.Сифоровтың, Р.А.Будаговтың, О.С.Ахманованың, Б.О.Орузбаеваның, М.Ш.Гасымовтың, Т.Бертагаевтың т.б зерттеуші ғалымдардың еңбектерінің мәні зор болды.

Сонымен қатар, түрколог ғалымдар А.Байтұрсынұлы, Қ.Жұбанов, С. Аманжолов, Н.Сауранбаев, С.Бәйішев Ә.Қайдаров, М.Балақаев, Ғ.Мұсабаев, Ш.Сарыбаев, Ө.Айтбаев, Ә.Әбдірахманов, С.Исаев, т.б еңбектерінде термин жасаудың принциптері мен шарттары белгіленіп, анықталды.

Түркі тілдерінен термин алмасудың тілдік артықшылықтары туралы пікірлерді түркітанушы, лингвист мамандардың әр кезеңде жазған еңбектерінен кездестіруге болады. Мәселен, А.Байтұрсынұлы түркі тілдеріне «ортақ терминдер айтуға, естуге және түсінуге қиындық туғызбайды» деп көрсеткен болатын. Туыстас тілдерден алынған терминдер қабылдаушы тілдің морфологиялық, дыбыстық ерекшеліктеріне сай келеді немесе аздаған ғана дыбыстық, пішіндік-мазмұндық ерекшеліктері болуы мүмкін. Сондықтан олар тілге жатсынбай қабылданып, оңай сіңіп кете алады. Ортақ терминдер түркі халықтары арасындағы тілдік, ғылыми-мәдени байланысты, ынтымақтастықты нығайтуға және өзара түсіністікке негіз болады.

Негізінде осы мәселе осыдан бір ғасырға жуық уақыт бұрын көтерілген. Аздап шегініс жасасақ, 1924 жылдың маусым айында сол кездегі Қазақстанның астанасы – Орынборда өткен қазақ ғылыми қызметкерлерінің тұңғыш съезінде терминологияны дамыту мәселелері сөз болды. Оған Ә.Бөкейхан, А.Байтұрсынұлы, Х.Досмұхамедұлы, Н.Төреқұлұлы, Е.Омарұлы, Т.Шонанұлы бастаған бүкіл Алаш зиялылары мен Ишанғали Арабайұлы бастаған қырғыз оқығандары қатысты. Съезде Елдес Омарұлы «Қазақша пән сөздері» деген тақырыпта баяндама жасап, сол баяндама негізінде терминологияны дамыту қағидаттары бекітілді. Съезд бекіткен қағидаттардың екіншісі – «Қазақтың өз тілінен табылмаған пән сөздер басқа түрік халықтарынан ізделсін; басқа түріктер тіліндегі пән сөздер – жалпы түрік сөзі болып, жат тілдің әсерінен аман болса, ондай сөздер жатырқамай алынсын» деген қағидат қабылданды –дейді Шерубай Құрманбайұлы өз сұхбатында.
Жалпы қазақ тіл білімі терминдерінің жасалуы мен қалыптасуы туралы сөз еткенде, оны 3 кезеңге бөлуге болатындығын айтуға тиіспіз.

Оның бірінші кезеңі – 1910 жылдан бастау алатын А.Байтұрсынұлының кезеңі. Бұл кезеңде қазақ тіл білімінің терминдері ұлттық тіл негізінде жасалды. Қазіргі кезде қазақ тіл білімінде қолданылып жүрген қазақша терминдердің барлығына жуығы – ( мысалы, бастауыш, баяндауыш, зат есім, сан есім, жалғау, жұрнақ т.б.) сол кезеңде жасалған терминдер.

Екінші кезең – кеңестік кезең. Яғни кеңес үкіметі күш алып, бүкіл түркі халықтарын орыстандыру саясаты белең алған кезден кейінгі (1935 жылдан 1986 жылға дейінгі) кезең. Бұл кезеңде қазақ тіл білімі терминдерінің барлығы орысша жасалды. Мысалы: фонетика, фонема, альфавит, орфография, орфоэпия, пунктуация, синтаксис, стилистика т.б.

Читайте также:  Поставить местоимения в нужном падеже дарю она

Үшінші кезең – кеңес үкіметі құлап, қазақ елі тәуелсіздік алып, өз алып, өз алдына жеке мемлекет болғаннан кейінгі кезең (1986 – 1991жылдардан кейінгі кезең). Бұл кезеңде бұған дейін тек орысша қолданып келген терминдердің біразы қазақша түр ала бастады. Ол қазақша терминдердің біразы қазірдің өзінде қалыптасып үлгерді. Мысалы, әлібпи, нысан, мәтін, уәж, уәждеме, сөзжасам, тілтаным, әдіс, әдістеме т.б. Енді біразы әлі қалыптаса қойған жоқ. Мысалы: пысан (субъект), мәнбі ( фактор), түрпет (вариант), мәндес сөздер( синонимдер), қарсы мәндес сөздер (антонимдер) т.б [1,52].

Жалпытүркілік терминологиялық қор құрумәселесі негізгі мақсаты – түркітілдес халықтардың ғылым саласындағы байланысын нығайту, өзара термин алмасу үдерісін дұрыс жолға қою және ғылымның түрлі салаларындағы ортақ терминдер қорын молайту.

Мемлекеттік тіліміздің мәтебесін республикада ғана емес, халықаралық деңгейге көтереміз десек, терминжасамды зерттеп, одан әрі дамыта түсу қажет.

1. Қалиұлы Б., Исақова С. Танымдық қазақ тілі.- Алматы, 2009, 132бет

2. Құрманбайұлы Ш. Қазақ лексикасының терминденуі. – Алматы, 1998.

Источник статьи: http://studopedia.su/14_50428_lichnie-mestoimeniya-v-bashkirskom-i-altayskom-yazikah.html

Личные местоимения в башкирском языке

В башкирском языке есть следующие разряды местоимений:

1) Личные местоимения (зат алмаштары):

мин — я,
һин — ты,
ул — он, она, оно,
беҙ — мы,
һеҙ — вы,
улар — они

Склонение личных местоимений:

Местоимения склоняются как существительные.

миндә
у меня, во мне, на мне

һиндә
у тебя, в тебе, на тебе

унда
у него, в нем, на нем, там

минән
от меня, из меня, с меня

һинән
от тебя, из тебя, с тебя

беҙҙән
от нас, из нас, с нас

һеҙҙән
от вас, из вас, с вас

уларҙан
от них, из них, с них

2) Указательные местоимения (күрһәтеү алмаштары)

был — это, этот,
ошо — этот,
шул, теге, анау — тот,
ул — этот

могут употребляться в функции определения, располагаясь перед существительными, и не изменяются:

был кешегә — этому человеку
теге әйберҙең — у той вещи.

А когда употребляются без существительных, то принимают аффиксы
множественного числа нужного падежа:

Склонение указательных местоимений:

3) Вопросительные местоимения (һорау алмаштары):

Местоимения кем, нимә склоняются как имена существительные.

Местоимение ниндәй стоит как определение перед существительным, не изменяется.

Местоимение нисә, употребляясь перед существительным, не склоняется:

Местоимение нисек сочетается с глаголом:

Местоимение ҡасан относится к глаголу:

4) Определительные местоимения (билдәләү алмаштары):

һәр, һәр кем, һәр береһе, һәр бер (нәмә) — каждый;
бөтә, бөтәһе, бөтөнөһө, бары, барлығы — весь, всего;
барса, барлыҡ, һәммә — все,
үҙ — свой.

Местоимение һәр употребляется перед существительным, становится определением и не склоняется:

һәр кеше — каждый человек, һәр көн — каждый день.

Местоимения бөтөн, барса, барлыҡ, һәммә, находясь перед существительным, не склоняются. Но при самостоятельном употреблении принимают аффиксы принадлежности и падежа:

бөтөнөбөҙгә — всем нам;
һәммәбеҙҙе — всех нас.

Местоимение үҙ не изменяется, когда является определением:

При самостоятельном употреблении принимает аффиксы принадлежности, падежа, числа.

5) Неопределенные местоимения (билдәһеҙлек алмаштары) образуются от
вопросительных местоимений:

а) прибавлением безударного аффикса –дыр,-дер, -тыр, -тер, -ҙыр, -ҙер, -лыр, -лер:

кемдер — кто-то,
ниндәйҙер — какой-то,
нимәлер— что-то,
нисектер — как-то;

б) постановкой перед вопросительным местоимением слова әллә:

әллә кем — кто-то,
әллә ҡайҙа — где-то,
әллә нимә — что-то,
әллә ниндәй —какой-то,
әллә ҡасан— когда-то, давно.

6) Отрицательные местоимения (юҡлыҡ алмаштары) образуются:

а) прибавлением слова һис к вопросительным местоимениям:

б) прибавлением слова бер:

бер нимә лә — ничто,
бер кем дә — никто.

Отрицательные местоимения по падежам не изменяются.

Склонение местоимения үҙ

Источник статьи: http://tel.bashqort.com/mestoimenie/paragraph-23

Adblock
detector