Меню Рубрики

Шарикова будка как пишется

“Собачье сердце”. Знаменитые цитаты из повести Булгакова

Успевает всюду тот, кто никуда не торопится.

В очередь, сукины дети, в очередь!

Кинематограф у женщин единственное утешение в жизни.

– И, Боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет.
– Гм. Да ведь других нет.
– Вот никаких и не читайте!

– Отчего у вас шрам на лбу? Потрудитесь объяснить этой даме.
– Я на колчаковских фронтах ранен.

На преступление не идите никогда, против кого бы оно ни было направлено. Доживите до старости с чистыми руками.

Разруха не в клозетах, а в головах.

Дай папиросочку, у тебя брюки в полосочку!

Очень возможно, что бабушка моя согрешила с водолазом. То-то я смотрю – у меня на морде – белое пятно.

Потаскуха была моя бабушка, царствие ей небесное, старушке.

А вот по глазам — тут уж и вблизи и издали не спутаешь. О, глаза — значительная вещь. Вроде барометра. Все видно — у кого великая сушь в душе, кто ни за что ни про что может ткнуть носком сапога в ребра, а кто сам всякого боится.

То есть, он говорил? Это еще не значит быть человеком.

– Хочу предложить вам взять несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука.
– Нет, не возьму.
– Почему же вы отказываетесь?
– Не хочу.
– Вы не сочувствуете детям Германии?
– Сочувствую.
– Жалеете по полтиннику?
– Нет.
– Так почему же?
– Не хочу.

– Почему, собственно, вам не нравится театр?
– Да дурака валяние. Разговаривают, разговаривают. Контрреволюция одна.

— Мы, управление дома, пришли к вам после общего собрания жильцов нашего дома, на котором стоял вопрос об уплотнении квартир дома.
— Кто на ком стоял?

Вот всё у вас как на параде. Салфетку — туда, галстук — сюда. Да “извините”, да “пожалуйста-мерси”. А так, чтобы по-настоящему, — это нет.

– В спальне принимать пищу, в смотровой читать, в приёмной одеваться, оперировать в комнате прислуги, а в столовой осматривать. Очень возможно, что Айседора Дункан так и делает. Может быть, она в кабинете обедает, а кроликов режет в ванной. Может быть. Но я не Айседора Дункан.

– Да что вы всё. То не плевать. То не кури. Туда не ходи. Что уж это на самом деле? Чисто как в трамвае. Что вы мне жить не даёте?!

Террором ничего поделать нельзя с животным, на какой бы ступени развития оно ни стояло. Это я утверждал, утверждаю и буду утверждать. Они напрасно думают, что террор им поможет. Нет-с, нет-с, не поможет, какой бы он ни был: белый, красный и даже коричневый! Террор совершенно парализует нервную систему.

— Знаете ли, профессор, если бы вы не были европейским светилом, и за вас не заступались бы самым возмутительным образом лица, которых, я уверена, мы еще разъясним, вас следовало бы арестовать.
— А за что?
— Вы ненавистник пролетариата!
— Да, я не люблю пролетариата.

– Это вас вселили в квартиру Фёдора Павловича Саблина?
– Нас.
– Боже, пропал калабуховский дом!

– Швондера я собственноручно сброшу с лестницы, если он еще раз появится в квартире профессора Преображенского.
– Прошу занести эти слова в протокол!

— Как же вам угодно именоваться?
— Полиграф Полиграфович.

— Почему пролетарий не может оставить свои калоши внизу, а пачкает мрамор?
— Да у него ведь, Филипп Филиппович, и вовсе нет калош.
— Ничего подобного! На нем есть теперь калоши и эти калоши мои! Это как раз те самые калоши, которые исчезли весной 1917 года.

Завтра я тебе устрою сокращение штатов.

— Во-первых, мы не господа!
— Во-первых, вы мужчина или женщина?

Неприличными словами не выражаться!

Ничего делать сегодня не будем. Во-первых, кролик издох, а во-вторых, сегодня в Большом – “Аида”.

– Я вам, сударыня, вставляю яичники обезьяны.

Кто убил кошку у мадам Поласухер?

Если вы заботитесь о своем пищеварении, мой добрый совет — не говорите за обедом о большевизме и о медицине.

Я на 16 аршинах здесь сижу и буду сидеть.

– Клянусь, что я этого Швондера в конце концов застрелю.

– Я бы этого Швондера повесил, честное слово, на первом суку.

– Что вам надо?
– Говорящую собачку любопытно поглядеть.

Мы в университетах не обучались, в квартирах по 15 комнат с ванными не жили.

– Что-то вы меня, папаша, больно утесняете.

Никого драть нельзя! Запомни это раз и навсегда. На человека и на животное можно действовать только внушением.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/id/595c13e78146c14bcd8217d4/sobache-serdce-znamenitye-citaty-iz-povesti-bulgakova-5e355077b368e1065ae676c8

20 фраз из “Собачьего сердца”, которые стыдно не знать

В Санкт-Петербурге открыли памятник профессору Преображенскому и псу Шарику к 30-летию культового фильма.

Скамейка, где сидят герои легендарного “Собачьего сердца”, появилась на Моховой улице, 27, в Северной столице. Для поклонников Булгакова книга и снятый фильм — два принципиально разных произведения, которые заслуживают уважения.

“Кто на ком стоял”, “Телеграфа Телеграфовича” — и многие-многие другие фразы из культового фильма запомнились зрителям настолько, что, если разбудить ночью, их быстро процитируют. Итак, какие слова из фильма “Собачье сердце” ну просто неприлично не знать.

Разруха не в клозетах, а в головах

Вы напрасно его прелестным ругаете

— Не читайте до обеда советских газет

— Вот никаких и не читайте

Профессор Преображенский и доктор Борменталь

Господа все в Париже!

Потаскуха была моя бабушка, царствие ей небесное, старушке

Холодными закусками и супом закусывают только недорезанные большевиками помещики

Неприличными словами не выражаться!

Во-первых, вы мужчина или женщина?

У самих револьверы найдутся

Ну уж и женщины. Подумаешь, барыни какие

Милейшего пса превратить в такую мразь, что волосы становятся дыбом

Источник статьи: http://life.ru/p/1172980

Частушка про буржуя, спетая Шариковым в “Собачьем сердце” – выдумка или народный фольклор?

Этот шикарный фильм, снятый Бортко в 1988 году по повести Михаила Булгакова , создаёт ощущение, что не кино снято по книге, а книга написана по фильму. Насколько точное и “вкусное” попадание в образы!

Визуализировать кого-либо другого в виде булгаковских героев вместо актёров, подобранных Бортко, просто невозможно. Есть, правда, ещё итальянский фильм 1976 года, в котором все сцены практически полностью идентичны нашей экранизации, но режиссёр Альберто Латтуада объективно снял гораздо более слабо, чем Бортко. Кто не смотрел – рекомендую сравнить. Будет забавно!

Шариков в исполнении Владимира Толоконникова получился бесподобным! Образ был передан настолько колоритно, что увидь такое воплощение Булгаков, он был бы в восторге! Сравните, кстати, с итальянским вариантом Шарикова в исполнении Коки Понцони :

Одна из самых ярких и стёбных сцен фильма – исполнение Шариковым частушки на врачебном симпозиуме, где его впервые явили широкой публике:

Исполнение частушки предваряется забавной присказкой “Эх, говори Москва, разговаривай Рассея!” , а звучит очень даже в духе тех лет:

Эх, яблочко, ты мое спелое,
А вот барышня идет кожа белая,
Кожа белая, а шуба ценная,
Если дашь чего – будешь целая.
Эх, яблочко, да с голубикою,
Подходи буржуй глазик выколю,
Глазик выколю – другой останется,
Чтоб видал говно кому кланяться!

Откуда взялся этот текст? Пели такую частушку в советской России двадцатых годов XX века?

Оказывается, что нет. Её текст, равно как и тексты остальных песен, звучащих в фильме (песня красноармейцев, песня, которую исполняли в Домкоме), были написаны специально для экранизации советским бардом Юлием Кимом .

Спасибо, что дочитали статью до конца! Будет классно, если поставите лайк и поделитесь статьёй в соц.сетях! Подписывайтесь на канал – это поможет его развитию! Вступайте в группу вконтакте , facebook , подписывайтесь на twitter !

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/grafoman/chastushka-pro-burjuia-spetaia-sharikovym-v-sobachem-serdce-vydumka-ili-narodnyi-folklor-5f51cbee66cb31336a5566c6

Adblock
detector