Меню Рубрики

Я не волшебник я только учусь как пишется

“Золушка” 1947 года. Знаменитые фразы из фильма

– Никакие связи не помогут сделать ножку маленькой, душу большой, и сердце — справедливым.

– Обожаю удивительные свойства его души – верность, благородство, умение любить. Обожаю, обожаю эти волшебные чувства, которым никогда, никогда не придет конец.

– Дружба помогает нам делать настоящие чудеса.

– Очень вредно не ездить на бал, особенно когда ты этого заслуживаешь!

– Не люблю, признаться, когда людям мешают выяснять отношения.

– Мы сейчас будем играть в королевские фанты. Никто никаких фантов не назначает, никто никаких фантов не отбирает. Что король захочет – то все и делают.

– Где ты был?
– В лесу.
– Что ты там делал?
– Я хотел сразиться с бешеным медведем.
– Зачем?
– Чтобы отдохнуть от домашних дел, дорогая.

– Интриган! Я буду жаловаться королю! Я буду жаловаться на короля.

– Вот, например, Кот-в-Сапогах. Славный парень, умница. Но как придет – снимет сапоги и спит где-нибудь у камина. Не попрыгает со мной, не побегает. Или, например, Мальчик-с-Пальчик. Все время играет на деньги. В прятки. А попробуй найди его. А главное – у них все в прошлом. Их сказки уже сыграны. Между тем как вы – поверьте сказочному королю – вы стоите на пороге удивительных событий.
– Правда?
– Честное королевское!

– Обожаю новых таинственных гостей. Старые друзья, конечно, штука хорошая, но, к сожалению, их знаешь уже наизусть.

– Вы ещё не знаете этого, но я ужасно, ужасно с вами подружился!

– И запомни, Золушка, ты не в сказке живешь!

– Запиши, мамочка. Принц взглянул на меня три раза, улыбнулся один раз, вздохнул один раз.

– Можно. Можно, дорогая, можно. Да, только прежде прибери в комнатах. вымой окна, натри полы, выбели кухню, выполи грядки, посади под окнами семь розовых кустов, разбери семь мешков фасоли — белую отдели от коричневой. познай самую себя. и намели кофе на семь недель.

– Натирая пол, я научилась танцевать. Терпя напрасные обиды, я научилась думать. И слушая, как мурлыкает кот – я научилась петь песенки.

– Ухожу, ухожу немедленно в монастырь!

– Её родную сестру съел людоед, отравился и умер. Сами видите, ваше величество, какие в этой семье ядовитые характеры.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/id/595c13e78146c14bcd8217d4/zolushka-1947-goda-znamenitye-frazy-iz-filma-5d7e624f3d008840f785f5e4

Я не волшебник, я только учусь.

“Я не волшебник, я только учусь. ” или Почему я пришла на Стихиру

Итак, я уже месяц на Стихире. Думаю, что уже можно, если не подвести некоторые итоги (сама прекрасно понимаю, что слишком рано ещё), то хотя бы выразить и сохранить, пока не улетучились, свои свежие впечатления от пребывания на этом литературном портале. Скажу сразу, что я довольна тем, что, наконец, решилась и нашла время сюда прийти. Объясню, почему.

До этого у меня имелся некоторый опыт в области стихосложения, были многочисленные публикации в прессе – журналах и газетах, в том числе не только городских и областных, но и республиканских. Есть публикации моих стихотворений в семи разных коллективных поэтических сборниках от – 10 до 20 стихов в каждом. И, что немаловажно, попала я в них совершенно бесплатно во многом благодаря собственной активности – например, участию в республиканских и областных творческих конкурсах. Ну и потому ещё, что я вхожу в число активных членов областного литературного объединения, часто участвующих в различных культурных событиях города и области. Лишь в одном поэтическом сборнике я участвовала за сравнительно небольшую цену, так как он издавался «на паях».

Нет пока только своей, отдельной поэтической книги. И это сейчас не проблема – её издать. Учитывая существующую конкуренцию среди издательств и отсутствия обилия заказчиков книжной продукции ввиду её относительной дороговизны, книжку в настоящее время можно издать всего за неделю. Да и не так уж дорого, цены доступны, тем более что издательства предлагают авторам гибкую систему скидок. И я уже точно определилась, в какое именно издательство из имеющихся у нас в городе вариантов я собираюсь пойти в будущем.

Но издание книги означает не только скинуть в неё скопом лучшие свои стихи. На мой взгляд, если серьёзно подходить к этому делу, следует продумать название и общую концепцию книги, чтобы название было оригинальным, отражало бы общую идею сборника и как-то обыгрывалось в тексте. Кажется, вроде несложно. Но при этом, какое бы название книги автор ни придумал, компьютер ехидно выдаёт ему, что и это уже было. Также необходимо что-то вроде предисловия или обращения к читателю, аннотация о книге и авторе, вступительная или сопроводительная статья рецензента и т.д. Всё это реально более чем. Именно поэтому многие наши авторы выпускают книгу за книгой довольно часто. Причём характерно, что они не только печатают их для потехи своего авторского самолюбия, но и успешно продают свои сборники через книжные магазины, сдавая их на реализацию, и тем самым зарабатывают деньги на следующее издание. Такой вот круговорот авторских книжек в природе.

И я тоже, вдохновившись примером некоторых моих друзей – вполне состоявшихся авторов, известных у нас в городе и даже за его пределами, намерена сделать однажды свою книжку, благо – стихов набралось огромное количество, да и по качеству есть среди них вполне приличные, достаточно добротно сделанные. Но я хочу сделать книгу не абы как, а хорошо. И что-то мне подсказывает – наверное, внутренний голос, что торопиться с этим делом пока не нужно.

Лично меня останавливает вот какой момент. В книге уже нельзя ничего поправить – по крайней мере, в той редакции, которая уже есть. «Что написано пером – не вырубишь топором». Поэтому пока мне больше всего нравятся именно электронные ресурсы, ведь в них можно сколько угодно изменять, то есть редактировать свои произведения. А правлю я много, и вообще именно это и считаю настоящим мерилом профессионализма автора – чаще зачёркивать написанное (набранное), добиваясь тем самым лучшего смысла и звучания стихотворения. И этому немало помогают конструктивные критические замечания и подсказки неравнодушных читателей – других авторов, различные их мнения, советы и рекомендации. Я стараюсь прислушиваться ко всему, пытаясь извлечь из этого рациональное зерно.

“Я не волшебник, я только учусь. “. Так что пока я «стихирничаю» на Стихире. Подробнее о своих впечатлениях от пребывания на портале в следующий раз. До встречи в эфире.

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 30.12.2018. Всё лучшее
  • 29.12.2018. Просто хорошо – и всё.
  • 28.12.2018. Он никогда не ошибается
  • 27.12.2018. Почему у собак это получается лучше?
  • 25.12.2018. Капельки добра
  • 24.12.2018. Что выросло, то выросло
  • 22.12.2018. Истины от Льва Толстого
  • 21.12.2018. Арабские премудрости
  • 20.12.2018. Премудрости Чеширского Кота
  • 19.12.2018. Любимые цитаты
  • 18.12.2018. Поэзия не профессия
  • 17.12.2018. Счастливая мать
  • 16.12.2018. Очарование ума. Одностишья Haтальи Резник
  • 15.12.2018. Точнее о счастье сказать не могу.
  • 14.12.2018. Про шубы
  • 13.12.2018. Ходи в сапогах по намытому полу.
  • 12.12.2018. Какое блаженство, что блещут снега.
  • 11.12.2018. Жила-была бедная еврейская семья.
  • 10.12.2018. Кое-что о триумфе переходного возраста
  • 08.12.2018. Простые истины
  • 05.12.2018. Я не волшебник, я только учусь.

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2020 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Источник статьи: http://stihi.ru/diary/marinna1970/2018-12-05

Кто придумал чудесную формулу: «Я не волшебник, я только учусь…»?

15 января 1958 года, ровно полвека назад, остановилось сердце замечательного русского драматурга Евгения Львовича Шварца. Физически он мог умереть и чуть раньше, либо после первого инфаркта, либо после второго. Но его спасала работа — в последние годы своей жизни он трудился очень много и неустанно, как мастер эпохи Возрождения, стараясь хоть литературным кирпичиком, хоть литературной песчинкой оставить больше нам, тем, кто будет жить дальше.

Для себя он уже давно сделал открытие: если временем не дорожить, если его терять на каждом шагу, то можно смело превратиться в старичков и старушек уже в пионерском возрасте. Во всяком случае, его «Сказка о потерянном времени» была у нас, детей советского времени, доброй «страшилкой» и ценилась ничуть не меньше, чем скажем, сказки того же Шарля Перро или братьев Гримм. Жаль, что эта сказка была, по сути, в единственном экземпляре, я не считаю его пьес, носивших порой такой сатирический характер, что детьми они не всегда воспринимались.

По сути, мы и недавно ушедшего из жизни Александра Абдулова открыли для себя в «Обыкновенном чуде», пьесе, написанной именно Шварцем. И не окажись этой роли, может быть, путь на экраны кино у Александра был бы более тернистый и долгий.

Но вернемся к истокам. Евгений Львович Шварц родился 21 октября 1896 года в Казани, в семье врачей. Его отец учился на медицинском факультете Казанского университета, когда встретил любовь — студентку акушерских курсов. Они поженились, у них родился сын, но это не внесло должной гармонии в их отношения. Отец, что называется, «заводился с полоборота», причем маленький сын раздражал его все больше и больше. Зато мама обрушила на него столько нежности и ласки, что Женя буквально купался в них.

С другой стороны, отец был так резок еще из-за того, что рассчитывал на блестящую медицинскую карьеру в Казани, а судьба его забросила в провинциальный Майкоп (ныне столицу Адыгеи). И сейчас Майкоп довольно-таки серый город, а более века назад и вовсе казался маленьким и скучным. Но именно в нем и прошли все детские и юношеские годы будущего драматурга.

Уже тогда окружающие отмечали, что характер у юного Шварца еще тот: он был вполне открытым ребенком, но любая несуразность, хамство и наглость могли обидеть его столь сильно, что своего обидчика он в дальнейшем предпочитал не замечать.

А еще Шварц мечтал стать романистом, пишущим добрые и большие романы о любви, возвышенных чувствах, дружбе и преданности. Вот только сюжеты из жизни казались ему скучны и мелковаты. Да еще отец настоял на том, чтобы сын выкинул из головы глупости и отправился поступать на юридический факультет Московского госуниверситета. Женя не смог ослушаться родителя и всю дорогу до Москвы, которая заняла более двух суток, исправно зубрил римское право. И все равно на экзамене ему пришлось очень трудно. Как он ни бился, профессор, принимающий экзамен, не мог определиться с оценкой и сказал абитуриенту прибыть завтра. И… как вы считаете, что подумали родители Шварца, когда на следующее утро в Майкоп прилетела телеграмма следующего содержания: «Римское право умирает, но не сдается!»

Было это в далеком 1915 году. Позже Шварц все-таки поступил на юридический факультет, и даже окончил два курса, но дальше не продвинулся — ему больше нравилось играть в театрах-студиях, где ему прочили блестящее актерское будущее. Он, по сути, так и остался в плане высшего образования волшебником-недоучкой…

Но зато куда более ценным университетом стала работа Шварца литературным секретарем знаменитого детского сказочника Корнея Ивановича Чуковского. Римское право окончательно умерло, зато литературное право начало заявлять о себе в полный голос. Волею обстоятельств Шварц вынужден переехать в Донецк, где его талант в полной мере смогли оценить читатели журнала «Забой», газеты «Всесоюзная кочегарка». Подписываемые им фельетоны под псевдонимом «Дед Сарай» очень любили, так как от мудрого дедушкиного глаза ни один таракан бесхозяйственности спрятаться не мог…

А дальше новый подарок судьбы — на этот раз работа в Госиздате в Ленинграде, под руководством начинающего детского классика — Самуила Маршака. Под влиянием Маршака Шварц «переключается» на детей, активно строча статьи и стихи для двух детских журналов «Чиж» и «Еж».

Спустя пять лет, в 1929 году, Шварц написал свою первую пьесу — «Ундервуд». Пусть вас не смущает «заграничное» название пьесы, это известная марка пишущей машинки. По сюжету студент Нырков получил для срочной работы на дому пишущую машинку «Ундервуд», жулики решили ее украсть, а пионерка Маруся помешала им. Детский образ, воплощающий в себе дружбу и самоотверженность, благодаря которым развеиваются силы зла, стал «гвоздевым» образом пьес Шварца…

Прошло еще пять лет и Шварц пишет первую сатирическую пьесу для взрослых, тоже с названием непростым для восприятия обычного советского уха — «Похождения Гогенштауфена». Но не надо забывать, что шел 1934-й год, и немцев нужно было «куснуть» всенепременно. Хотя сама пьеса — сатирическое произведение со сказочными элементами, в котором борьба добрых и злых сил происходит в реалистически описанном советском учреждении, где управделами Упырев оказывался настоящим упырем, а уборщица Кофейкина, соответственно, доброй феей.

Единственное, в чем не повезло Евгению Львовичу — его пьесы очень не нравились вождю всех народов. Иосифу Виссарионовичу постоянно чудилась в этих пьесах сатира на существующий строй, на него самого. И даже пьеса по сказке Андерсена «Тень» была снята сразу после премьеры — вождю не понравилось, что здесь есть полунамеки на советскую жизнь, хотя Ганс Христиан, естественно, не мог даже в кошмарном сне представить, что произойдет в России в ХХ веке. С другой стороны, как бы вы отнеслись к словам одного из героев, министра финансов: «Благоразумные люди переводят свои капиталы за границу. Один банкир перевел даже свои золотые зубы, и теперь он все время ездит за границу и обратно. На родине ему теперь нечем пережевывать пищу».

Шварц намек понял сразу. И все три пьесы, написанные им накануне и в первый год Великой Отечественной войны — «Брат и сестра», «Наше гостеприимство» и «Одна ночь» вообще не содержат в себе элементы сказки, это реалистические произведения, не очень-то отличающиеся от себе подобных, рожденных перьями других писателей и драматургов. Соответственно, бьюсь о заклад — многие наши читатели с ними даже не знакомы…

Из блокадного Ленинграда Шварца эвакуируют сначала в Вятку, а потом в Душанбе. Здесь и появляется новая пьеса «Дракон», которую ожидает все та же несчастливая судьба — она снимается с репертуара театра сразу же после постановки и возвращается на сцену только в 1962 году.

Кстати, чуть полегче драматург вздохнул только после смерти Сталина. Но к тому времени и его календарь начал отсчитывать последние годы. Он перенес один инфаркт, потом второй. Единственное, что его еще держало на этом свете — работа над мемуарами, сей труд он назвал «Телефонная книга». Это настоящий кладезь ярких и сочных выражений, остроумный взгляд на тех, кто его окружал.

Ровно полвека назад Евгения Львовича Шварца не стало. Но большинство из его 25 пьес живут и поныне — в спектаклях и фильмах. «Золушка» и «Снежная королева», «Дракон» и «Обыкновенное чудо» — давно уже стали классикой российского кино. А слова одного из героев его «Золушки» я бы советовал каждому написать крупными буквами, и повесить этот листок перед глазами: «Я не волшебник. Я только учусь. Но ради тех, кого люблю, я способен на любые чудеса…»

Источник статьи: http://shkolazhizni.ru/biographies/articles/12517/

Adblock
detector